Categories:

Опять «англичанка гадит»?

Послевоенное хозяйствование в Калининградской области оказалось страшнее британских бомбардировок

Совсем недавно, в последние числа августа, миновало ровно три четверти века со времени трагического события, ставшего частью истории немецкого Кёнигсберга, ныне российского Калининграда. Речь идёт о масштабной бомбардировке города авиацией Великобритании во время Второй мировой войны. К этой странице прошлого историки из России и Европы возвращаются снова и снова. Отношение к случившемуся в далёком 1944 году у современных специалистов неоднозначное — как и выводы о причинах и следствиях рокового решения британского командования.

Но чем меньше связаны люди с профессиональным изучением истории, тем жёстче и категоричнее звучат их суждения. Именно такую тенденцию продемонстрировала лекция  председателя общества «Друзья Канта и Кёнисгберга» Герфрида Хорста, организованная 27 августа в калининградском арт-пространстве «Ворота». Следует пояснить, что господин Хорст — вовсе не историк, а бывший работник компании звукозаписи. Возможно, этим объясняются некоторые вызывающие недоумение гипотезы, озвученные лектором.

Странный вывод

Начнём с самого события и связанных с ним фактов, давно уже преданных широкой огласке. В ночь на 27 августа 1944 года состоялась ковровая бомбардировка Кёнигсберга, в которой приняли участие 174 британских бомбардировщика «Ланкастер». В повторной атаке 30 августа участвовали уже 189 машин, сбросивших 480 тонн бомб на городской центр.

Согласно оценкам историков и военных экспертов, было разрушено 20% индустриальных объектов и 41% жилых зданий Кёнигсберга. Основной бомбовый удар пришёлся по историческим районам города, отчего пострадали построенный в XIV веке Кафедральный собор, Кёнигсбергский замок и другие памятники архитектуры. 4200 жителей было убито, 200 тысяч лишились своего жилья.

По словам очевидца бомбардировки, писателя Михаэля Вика, атаки с воздуха «раз и навсегда уничтожили то, что старательно создавалось и накапливалось веками». Он также утверждает: «Этим способом гитлеровскую военную машину было не остановить — наоборот, такие действия вели к ожесточенному и отчаянному сопротивлению».

Но там, где свидетель падения Кёнигсберга (мы о нем уже писали)  выражает скорбь по поводу смертей и разрушений, отрицая целесообразность действий британской авиации, Герфрид Хорст зашёл куда дальше, выстроив целую теорию антисоветского заговора:

«На мой взгляд, разрушение Кенигсберга было демонстрацией силы и мощи, и направлена она была в сторону Советского Союза. Британское правительство хотело показать, что Королевские ВВС могут полностью разгромить город, попадающий в сферу интересов СССР» — заявил он во время лекции.

В качестве аргументации этого странного вывода приводились вырванные из контекста цитаты британских официальных лиц и представителей военного командования, относящиеся к абсолютно другим событиям.

На основании сказанного Герфридом Хорстом может сложиться впечатление, что массированная бомбардировка города — некий уникальный эпизод в истории Второй Мировой войны, связанный с коварными замыслами одной из стран-участниц. Но даже беглое знакомство с общепризнанными историческими фактами показывает, что это далеко не так.

Из истории ковровых бомбардировок

Ввиду ограниченных возможностей самолётов, в эпоху Первой мировой войны массовые бомбометания «по площадям» не применялись. В 1921 году итальянским военным теоретиком Джулио Дуэ была высказана мысль, что с дальнейшим совершенствованием авиации неизбежны бомбардировки городов противника с целью принудить его к сдаче. На практике этот метод был впервые использован во время гражданской войны в Испании, при налёте легиона «Кондор» на Гернику. В 1938-43 годах Японией широко применялись ковровые бомбардировки городов Китая.

В августе 1940 года, согласно плану «Орлиная атака», Германия начала воздушное наступление против Великобритании. Осенью оно достигло своего пика. Особенно сильно пострадал Ковентри, где 14 ноября в результате авианалёта погибли 554 жителя. Интенсивные воздушные атаки на этот центр оборонной промышленности продолжались около двух лет, в результате чего погибло 1236 человек, а город был практически полностью разрушен.

В качестве ответной меры, согласно директиве Черчилля, Британия поставила своей целью «выбомбить Германию из войны». Британский премьер-министр заявил, что «… если Германия не прекратит войну, она будет обуглена от края до края». В дальнейшем авиаударам подверглись жилые кварталы Гамбурга, Штутгарта, Дрездена и ряда других городов. Число жертв исчислялось тысячами и десятками тысяч.

Насколько оправданы со стратегической и моральной точек зрения ковровые бомбардировки — судить историкам и военным экспертам. Но очевидно, что данные действия — отнюдь не акция устрашения Советского Союза Британией, как пытается показать Герфрид Хорст. Это была общепринятая военная практика того времени. Бомбила каждая из воюющих сторон — ровно в тех масштабах, которые позволяли её воздушные силы.

Примечательно, что решение о массированных бомбовых ударах по немецким городам Британия приняла в 1942 году, когда никакой «сферы интересов СССР» в Германии быть не могло — само существование СССР, ввиду его тяжёлого положения на Восточном фронте, стояло под вопросом.

И мало кто в РФ обращает внимание на тот факт, что Советский Союз во время войны тоже практиковал ковровые бомбардировки городов, причём не только на территории страны-агрессора, а даже на той, которую считал собственной.

Гданьск: красота в упрёк

Наиболее известным примером массированного бомбового удара советской авиации по гражданским объектам стала судьба Данцига, ныне Гданьска — города в Республике Польша. В ходе штурма Данцига в марте 1945 года была осуществлена ковровая бомбардировка городских кварталов при поддержке артиллерии. Масштабы разрушений намного превосходили результаты бомбёжки Кёнигсберга британцами. Центр Данцига оказался практически уничтожен, всего на территории города уцелело 20-30% зданий. Пожары на руинах не прекращались в течение месяца.

Восстановление Гданьска новая польская администрация начала сразу после окончания войны. Шедевры архитектуры, чья история насчитывала несколько веков, восстанавливались буквально с фундамента — по фотографиям и уцелевшим чертежам. Разорённой войной стране не хватало финансовых средств и строительной техники — в первые годы реконструкции приходилось использовать лошадей вместо грузовиков. Но уже к шестидесятым годам прошлого века стёртые с лица земли городские кварталы обрели прежний вид. И теперь сотни тысяч туристов ежегодно посещают этот прекрасный старинный город, упорным трудом поляков воссозданный почти с нуля.

Современный Гданьск выглядит как заслуженный упрёк нам, калининградцам. Ведь Кёнигсберг и другие города янтарного края до войны были не менее красивы. Ничто не мешало новым хозяевам этой земли не рушить остатки былой красоты, а попытаться хотя бы сохранить их в меру сил и возможностей. Однако уникальное наследие прошлого предпочли бросить на произвол судьбы или предать ничем не оправданному уничтожению.

Если необходимость бомбардировки Кёнигсбергского замка в 1944 году — вопрос спорный, то снос его вполне пригодных для восстановления руин уже в мирное время — бесспорное варварство. А сколько замечательных образцов старинной европейской архитектуры разрушено преднамеренно или в результате халатности, заброшено, растаскано на кирпичи! Не говоря уже об уникальной польдерной системе сельского хозяйства, которую развалили, так и не успев до конца понять принцип её работы. Убыточная, основанная лишь на хищнической эксплуатации природных богатств экономика СССР и РФ оказалась куда более разрушительной силой, чем эскадрильи «Ланкастеров». Но виноваты в непрекращающейся 75 лет разрухе всё равно британцы — нет лучшей версии для самооправдания. Быть может, именно поэтому тема бомбардировки Кёнигсберга Королевскими ВВС весьма популярна в России?

Снова образ врага?

Справедливости ради надо отметить, что и международное общество «Друзья Канта и Кёнисгберга», и арт-пространство «Ворота» вносят значительный вклад в культурную жизнь Калининградской области. Но, как известно, в России добрые дела не остаются безнаказанными. Рискну предположить, что обе организации, чтобы беспрепятственно продолжать свою деятельность в регионе, отныне вынуждены периодически отрабатывать пропагандистские «субботники», вроде мероприятия 27 августа. Эта версия имеет не меньше прав на существование, чем высказанная Герфридом Хорстом теория антисоветского заговора с участием британских ВВС. Тем более, что о том, какая судьба ждёт в РФ независимые от властей культурные центры, калининградцам хорошо известно на примере ликвидированного «Немецко-русского дома».

Поэтому ни к Герфриду Хорсту, ни к администрации «Ворот» вопросов больше нет. А вот по поводу информационной политики федерального центра и его ставленников, создающих благоприятную среду для пропаганды ненависти и вражды в традиционном стиле «англичанка гадит», жителям региона есть что сказать. В частности, обращает на себя внимание разошедшийся в соцсетях иронический комментарий к новости о выступлении Герфрида Хорста:

И во всём регионе уничтожено и в руинах 90% замков и кирх, 70% домов и предприятий тоже из-за той бомбардировки августа 1944 года?

Михаил Фельдман

Отсюда

Comments for this post were locked by the author