Category:

Возможен ли суверенитет Сибири?

Алексей Петрович Мананников – ветеран сибирской политики, бывший советский политзаключенный, затем народный депутат РФ от Новосибирска (1990-1993) и член первого, свободно избранного Совета федерации (1993-1995). В путинские годы вновь подвергается политическим репрессиям.

Регион.Эксперт: Будучи депутатом, Вы выдвигали лозунг деколонизации Сибири. Фактически, можно сказать, сибиряки в 1990 году за это голосовали. Вас можно назвать политическим продолжателем областников?

Алексей Мананников:  За полтораста лет, прошедших со времен первых областнических кружков, сурово разогнанных имперской властью, идея сибирского суверенитета окончательно не умерла. Дважды, в 1918 и в начале 90-х, она даже приводила местные элиты к непродолжительной и не очень настойчивой антиимперской фронде.

В ХIX веке сибирские областники вдохновлялись примером североамериканских колоний, ставших Соединёнными Штатами. Но прогресс железнодорожного строительства и средств связи облегчил метрополии контроль над сибирскими владениями. Поэтому так легко избавиться от опеки Петербурга (Москвы), как это удалось заокеанским колониям Лондона, сибиряки уже не могли.

Регион.Эксперт: Коммунисты затем создали множество республик в СССР. Но про Сибирскую забыли…

Алексей Мананников:  Долгая и беспощадная диктатура коммунистов изменила состав населения. Свободных, не знавших крепостного права, достигших экономического успеха своим трудом крестьян раскулачили и сгноили в лагерях. Выжили и оставили потомство самые покорные, легко поддающиеся дрессировке в армии, колхозах и на «ударных комсомольских стройках».

Административные реформы коммунистов сформировали нынешнее, довольно случайное, деление Сибири на регионы, каждый из которых ориентирован на бюрократическое взаимодействие с метрополией при слабых горизонтальных связях между ними. В каждом таком регионе сложилась своя управленческая «элита», успешность деятельности которой всецело зависит от отношений с «центром», когда-то по партийной линии, теперь по вновь построенной «вертикали власти».

Регион.Эксперт: Но ведь были межрегиональные проекты – типа Сибирского соглашения?

Алексей Мананников:  Попытка создания межрегионального объединения «Сибирское соглашение» в ходе Перестройки заставила Москву задуматься и дать ответ (уже при Путине) в виде создания федеральных округов, аппарат которых служат не координации регионов, а дополнительным надзорным органом империи. Формально «Сибирское соглашение» до сих пор существует как забытая прессой общественная организация.

Регион.Эксперт: А Перестройка в свое время реально пробудила Сибирь?

Алексей Мананников:  Перестройка начиналась с гласности. С ней пришла и свобода создания средств массовой информации. В Сибири предпринимались попытки объединить сибирское информационное пространство. Без общих СМИ трудно отстаивать общие идеи, тем более, такую крамольную, как идея сибирского суверенитета: появлялись информагентства, газеты, была даже попытка создания телеканала NTSC, вещавшего на территории Алтайского края, Кемеровской, Новосибирской и Томской областей.

Регион.Эксперт: Но потом начался реванш империи…

Алексей Мананников:  Реванш империи начался с так называемой «доктрины информационной безопасности», заявленной в мае 2000 года свежеизбранным президентом Путиным. Реализация этой доктрины привела к ликвидации или маргинализации всех неподконтрольных властям СМИ. Общесибирская пресса к середине нулевых практически исчезла. Осталось только имперское информационное поле и региональные информационные участки, сочетающие местные новости с имперской пропагандой. За устранением межрегиональной прессы последовал законодательный запрет региональных партий.

Регион.Эксперт: Эта имперская реставрация, наверное, проявляется и демографически?

Алексей Мананников:  Да, в Сибири не лучшим образом продолжает изменяться состав населения. Квалифицированные кадры уезжают, их замещают мигранты из Средней Азии, люди трудолюбивые, но приносящие с собой традиции несвободы и покорности начальству. У меня в избирательной кампании 1990 года работали трое успешных физиков из новосибирского Академгородка. Уже к 95 году все трое оказались профессионально более востребованы за границей. Большинство выпускников Новосибирского университета в Сибири не остаются: находят работу в компаниях Старого и Нового Света, неудачники оседают в Москве.

Зато всегда востребованы выпускники других новосибирских ВУЗов: Новосибирского высшего военно-командного училища МО РФ, Новосибирского высшего военно-командного училища внутренних войск МВД РФ, академии ФСБ РФ, готовящих кадры опричников для империи. Они пределы империи не покидают. По крайней мере, без специальных заданий. Весь репрессивный аппарат от судей до полицейских с каждым годом становится все более привилегированным классом, а от привилегий просто так не отказываются, их обычно отстаивают, в том числе преданной службой начальству, которое назначается и контролируется Москвой.

Полтораста лет имперская власть делала всё, чтобы Сибирь о суверенитете не задумывалась. Нынешняя реинкарнация империи, наученная двумя распадами прошлого века, вычеркнула из медиапространства и управленческой практики всё живое, что родилось в ходе Перестройки, закрутив имперские гайки круче, чем в советское время. Термин «федерация» потерял всякий смысл как в конституции, так и в названии государства: «выборами губернаторов» и назначением членов Совета Федерации давно ведает администрация президента.

Регион.Эксперт: Но все же – сохраняется ли в Сибири суверенное сознание, отличное от общероссийского?

Алексей Мананников:  Скорее нет, чем да. К сожалению. Даже так называемая «оппозиция» в Сибири думает и действует в соответствии с имперской повесткой.

Самое крупное оппозиционное собрание в 2018 году – по выдвижению Навального в президенты России. Программы Алексея Анатольевича я не читал, но в его выступлениях регионалистской составляющей ни разу не заметил.

Летом 2019 года рекордные 300 участников собрал в Новосибирске пикет солидарности с Москвой. По поводу выборов в Мосгордуму. А вот пикет солидарности с Украиной отметился лишь 12-ю участниками. То есть, некие события в имперской столице возбуждают у сибиряков чувство солидарности в двадцать пять раз более сильное, чем солидарность с теми, кого империя военной силой пытается вернуть в прежнее стойло. Усредненный новосибирский оппозиционер ассоциирует себя скорее с империей, чем с теми, кто борется за независимость и суверенитет.

Постоянный участник форумов свободной России в Вильнюсе Аркадий Янковский проводит на родине, в Новосибирске, заседания «дискуссионного клуба» своего имени. Дискуссия сводится к приглашению и выступлению раскрученной персоны из московской оппозиционной тусовки. Около сотни сибиряков сидят, слушают и ждут ответа от очередного московского мудреца – скоро ли рухнет чекистский режим, и как засияет на его развалинах Прекрасная Россия Будущего. О судьбах Сибири москвичи не вспоминают, а сибиряки и гастролеров не спрашивают, и сами не обсуждают.

Приглашали ли эстонцы, латыши, литовцы пикейных жилетов из Москвы, чтобы набраться от них ума? Нет. За свободу и самостоятельность боролись сами, не звали учителей из столицы империи. С точностью до наоборот – в годы Перестройки московские демократы сами  учились четкости, организованности и последовательности у Народных фронтов стран Балтии. Колонии, стремящиеся к освобождению, не спрашивают советов из метрополии. Даже у профессора Соловья.

Одна из самых популярных тем, подхватываемых местной прессой и оппоблогерами – китайская экспансия. Китайцы и весь лес вывезли, как будто это не с ведома российских чиновников делается, и всю воду из Байкала хотят выпить. Пусть им на это потребуются миллионы лет, но построить завод по бутилированию байкальской воды не позволим. Москва пугает мифической китайской угрозой, а сибирская общественность разделяет её озабоченность. К тому, что всё давно захватила Москва, привыкли и смирились.

Эйфорию, не меньшую средней по эрэфии, вызвал у сибиряков подлый захват Крыма. Немало добровольцев пошли отвоёвывать у Украины Донбасс. Достоверно известно о пяти похороненных на новосибирских кладбищах «героях».

Жутко выглядит размах победобесия в Сибири. Последние два года в шествии «Бессмертного полка» в Новосибирске принимают участие не менее 50 тысяч человек, его продолжительность сравнима с первомайскими демонстрациями советского времени. Причем административным ресурсом власть не злоупотребляет. Массовость – результат оголтелой имперской пропаганды. Люди, гордящиеся гибелью своих предков за империю, вряд ли мечтают о самостоятельности, на зомбированную публику даже элементарные экономические сравнения (минимальная пенсия в Новосибирской области вдвое меньше московской) не действуют, готовы терпеть дальше и гордиться достижениями уже несуществующей страны.

Чуть веселее в национальных республиках. Недавно, например, в Бурятии возмутились назначением мэром Улан-Удэ человека нетитульной национальности. Но значимым процент коренного населения остался только в Туве и Якутии. Несмотря на очевидную экономическую самодостаточность Якутии, даже раскрученный в мировом масштабе шаман Габышев ходил в Москву прогонять злого царя, а не призывал духов помочь в уходе Якутии из империи зла.

Идею сибирской самостоятельности полностью уничтожить, конечно, нельзя. О ней вспоминают в своих работах историки, писатели, художники. Она тлеет в интеллектуальных и творческих резервациях. На вопрос, ветер какой революции сможет, если сможет, её раздуть, ответить пока некому.

Регион.Эксперт: Что-то Вы уж совсем пессимистичны… Хотя конечно это абсурд – сибиряки живут в колонии, но прославляют империю.  Но, может быть, сибирская освободительная революция начнется с экологических лозунгов? Ведь в Сибири ситуация сегодня еще более ужасная, чем в других регионах, наш томский автор Ярослав Золотарёв писал об этом

Алексей Мананников:  Экологические лозунги актуальны, но не революционны. Сибирякам, которые со школьной скамьи следовали совету Мичурина и КПСС: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у неё наша задача» – в массе наплевать на окружающую среду. Когда я бываю в Бердске на берегу Обского водохранилища, то всегда собираю пару мешков мусора. Просто чтобы вокруг меня было чисто. Широкая натура сибиряков, проезжающих через Бердск на Алтай, не позволяет им мелочиться и убирать за собой бутылки и пакеты. Особо выделяются люди на автомобилях с кемеровскими номерами — они родились и выросли в угольной пыли и дышали всеми возможными выбросами металлургии. Они никогда за собой не убирают.

Регион.Эксперт: Хотя именно в Кемеровской области летом был случай, когда целый город Киселевск попросил массового выезда в Канаду – именно из-за невыносимости экологических условий. История может быть, ироничная, но показательная в том плане, что экологические протесты растут даже там…

Алексей Мананников:  Не целый Киселевск, а несколько активных женщин. Которых местные власти быстро «построили». Зимой, когда к обычной угольной пыли добавляется гарь от печного отопления, и в Киселевске, и в Прокопьевске дышать нечем. Но там такое с 30-х годов прошлого века.

Регион.Эксперт: Все-таки хотелось бы завершить интервью чем-то оптимистичным. ) Например, новосибирские монстрации с лозунгом «Здесь вам не Москва», флаг Соединенных Штатов Сибири… показывают, что региональное сознание существует, только не находит пока политического выхода. Но наверняка найдет – как в первые годы Перестройки появилось множество новых политиков, хотя всего за пару лет до этого казалось, что «никого нет»…

Флаг Соединенных Штатов Сибири на новосибирской Монстрации
Флаг Соединенных Штатов Сибири на новосибирской Монстрации

Алексей Мананников:  Я примерно это и имел в виду под «интеллектуальными и творческими резервациями». Но с тем, что подобная перспектива возможна – согласен, хотя меня трудно назвать оптимистом.

Беседу вел Вадим Штепа

Отсюда

Comments for this post were locked by the author